Каждому времени - свой муж

Я замужем третий раз. В первый раз замуж я вышла на спор. Мы с подружками, студентками последнего курса, заспорили, а кто же первый из нашей институтской группы выйдет, наконец, замуж? А замуж всем хотелось. Это теперь замужество стало как-то не очень актуально и не так уж престижно. Гораздо круче всего добиться самой. Я сама! – это лозунг и девиз современной женщины.

А тогда, в конце 70-х, нам собственно ничего интересного, кроме замужества жизнь не предлагала. Карьера? Это слово носило едва ли не ругательно-оскорбительный оттенок. Жизнь грозила вечными трудовыми буднями впереди. Мы стали выбирать наиболее перспективных кандидаток в скороспелые жены, и меня, серьезную такую зубрилку в очках, никто в число этих потенциальных счастливиц не пригласил. Обидно было.

И вот я, рожденная в год Петуха любительница распускать свой петушиный хвост, задумала уж удивить, так удивить своих недальновидных подруг. У меня был друг детства, Сережа, очень положительный сын маминой подруги. Мы были знакомы сто лет, половину из которых он донимал меня предложениями руки и сердца. Я тоже была влюблена в него, но в детстве, а когда он начал взрослеть, толстеть и умнеть не по годам, потерял всякую привлекательность в моих глазах. Когда девочки притомились от своих глупых мечтаниях о будущих мужьях, и беседа начала затихать, я неуверенно промямлила: «А я замуж выхожу…» Повисла эффектная минута молчания. Мы до сих пор, собравшись, любим вспоминать тот вечер.

После этого у меня оставалось два пути: либо действительно выходить замуж, либо бросать институт, это на последнем-то курсе! Дурацкая затея имела столь же дурацкое продолжение. Семейная жизнь оказалась скучнейшим занятием. Я окончила институт и начала работать, как тогда было принято, по распределению. Работа интересовала меня больше, чем домашние дела.

Надо отдать должное Сергею – он был очень неплохим мужем: все в дом и сам все время дома. А вот мне идти домой не хотелось, я искала и находила занятия вне дома: занималась на курсах для сдачи кандидатских экзаменов, училась в университете марксизма-ленинизма (был тогда и такой!), ставила какие-то эксперименты для будущей диссертации. У нас родился сын, который по большей части жил у моих родителей за городом, чтобы не ходить в садик и «сохранить здоровье». Так сказала мама, и мы согласились с ней. Семейный быт и домашние дела тогда только не тяготят, когда они окрашены и согреты любовью мужа и жены. Мы очень старалась убедить друг друга, что все нормально в нашей жизни, но как-то тревожно было в доме. То мы затевали ремонт, то переставляли мебель, меняли шторы на окнах – как будто специально придумывали себе объединяющие занятия, чтобы спрятать за ними то, в чем мы боялись признаться себе - ведь говорить кроме, как где бы что достать для нового ремонта, и не о чем. Мое безразличие к дому то и дело прорывалось равнодушной фразой «делай, как хочешь».

Так мы прожили семь лет, о разводе не думали. Мощнейший аргумент «все так живут» был всегда очень силен.

И тут я влюбилась! Мой избранник был прекраснейшим образцом мужчины типа «врун-болтун и хохотун». С ним было интересно, жизнь кипела, мы постоянно куда-то спешили – театральные премьеры, буфет Дом журналистов, все это, ранее не доступное мне, кружило голову, заставляя забывать об однообразии будней.

Кроме того, опять для меня нашелся повод распустить петушиные перья. Он утверждал, что нет такой женщины, на которой стоило бы жениться. Зря он так сказал. Если бы не эта фраза, мы, вероятно, расстались бы через какое-то время. Но теперь делом чести для меня стало женить его на себе, в чем я и преуспела. Он был не то чтобы не создан для семейной жизни или равнодушен к ней – он ее не видел, не понимал ее смысла. Был ли дома беспорядок или произведена идеальная уборка – он не замечал, причем совершенно искренне. Если был приготовлен ужин – с удовольствием поглощал его, но когда холодильник бывал пуст – ограничивался пустым чаем, который потягивал с тем же неизменным удовольствием. Это был легкий, но достаточно безответственный характер. Он любил повторять фразу Маяковского: «и кроме свежевымытой сорочки, скажу по совести, мне ничего не надо» - и это было правдой, так и было на самом деле.

Мы не заметили, как из двух влюбленных превратились в усталых, разочарованных друг другом, людей.

К концу девяностых у меня было уже два сына, и я снова была не замужем. Это было время, когда многое из того, что раньше было не то чтобы недоступно, но существовало где-то в параллельных мирах, вдруг стало естественной составляющей нашей повседневности. Так стало, например, с брачными объявлениями. Брачные объявления – изобретение очень-очень давнее и не такое уж бесполезное, не так ли? Предприимчивые люди быстро догадались, что практически без всяких затрат можно получить немалую выгоду на вечном стремлении людей уйти от одиночества и как-то решить проблемы личной жизни. Нравы в обществе менялись, стали отходить от ханжеских во многом понятий советского времени. Конечно, никто не спешил хвалиться тем, что дошел до «жизни такой» и прятался за номером паспорта или абонентского ящика. И все-таки, если раньше, читая прибалтийские газеты с брачными объявлениями, мы изощрялись в остроумных комментариях, то теперь ничто не мешало нам писать их самим!

Мое первое письмо в брачную контору, излишне длинное с многочисленными ненужными подробностями, осталось без ответа. Но деятельная моя натура снова получила для себя цель, тем более, что бизнес этот процветал. И вот уже целые газетные полосы были полны объявлениями мужчин и женщин всех возрастов, профессий и «материального состояния» типа «для брака» и «просто познакомлюсь».

После первой неудачи, я уже стала писать короче и, для большей вероятности попадания, не одному, а сразу нескольким, на мой взгляд, подходящим кандидатам.

Ответы приходили самые разные. Прежде всего, я откидывала написанные с ошибками: если «со мной» написано слитно, то понятно, с таким автором говорить не о чем, затем - из отдаленных районов (много времени на дорогу – мало на само свидание), - оставшихся бывало немного - один-два. Были письма и от «порядочных», но женатых. У меня в этой игре (а что это всего лишь игра, призванная разнообразить скучную действительность, я нисколько не сомневалась) было два правила: женатые не участвуют и мои, уже сильно подросшие, дети в дополнительных воспитателях не нуждаются. Как рыбак, рассчитывающий на удачу, так и я, раз за разом забрасывала свои «брачные» сети. Собственно говоря, снова замуж-то я как раз и не стремилась. Хотелось приятного и культурного досуга, помощи по дому и даче, но… Не для кого не секрет, что мужчины не окажут никакой «помощи и поддержки» не уложив тебя при этом в постель. Вот вам и секс в большом городе конца девяностых. Эпопея с письмами и свиданиями, большинство из которых все-таки заканчивалось ничем, длилась то затихая, то вновь оживая, довольно длительное время. Но Петухи, рожденные под знаком Козерога (это как раз я), невероятно упрямы и настойчивы в достижении своих целей. Что прокукарекал Петух то, упершись рогом в землю, достигает Козерог.

Однажды на свидание пришел очень общительный и доброжелательный мужчина в самом расцвете сил. А мы-то знаем, что расцвет этот бывает в любом возрасте! Я не стала отказываться от предложения помощи. Еще бы, ведь дача заросла сорняком, а с потолка сыплется штукатурка. Быстренько сделал ремонт в квартире, достроил дачный домик, подружился-таки с детьми – стал незаменимым! Домашние обязанности, как и в прежней моей жизни, с первым мужем, все больше переходили под его юрисдикцию. С той лишь разницей, что теперь все стало как-то весело! Прекрасные цветы на поклеенных нами обоях, к восторгу детей, смотрели почему-то головками вниз, а мы и не заметили! Купленную этажерку мы собрали вверх ногами – симпатичные набалдашнички сверху оказались ее ножками. Остроумные мои сыновья прозвали нас «Чип и Дейл». Мы похожи – оба невысокие, кругленькие, в очках, одинаково коротко стриженые. Правда, ему было негде жить – он был вдовец, но квартиру неосмотрительно приватизировал на своих детей, чем они и воспользовались. И зарплата у него оказалась на порядок меньше моей. Мало того, вскоре он и вовсе потерял работу. Но меня поражал его неунывающий и деятельный характер. Несмотря на то, что был уже не молод, он все-таки нашел достойную работу – неожиданно встретил одноклассника и тот, помня дотошность и безотказный характер друга, предложил хорошее место. А потом его старая тетка оставила ему свою однушку. Пришлось оформить отношения, а как же иначе?

Первый раз на спор, второй раз – по любви, а третий – по брачному объявлению в газете. Ну и что, главное, каждый раз – удачно! Причем каждый последующий брак можно считать удачнее предыдущего. Жили бестолково и дружно и расставались друзьями. Мои сыновья со своими отцами дружили и имели больше, чем просто воскресного папу (хотя и это не самый плохой вариант отношений отцов и детей). И, как я считала, главное, наши подрастающие дети не видели нудного семейного быта, когда все домочадцы раздражают и мешают один другому. Зато не было отношений, привычных как изношенные домашние тапочки, которые давно пора заменить, но просто лень выбросить – еще послужат!

Вот только, когда мы вдруг, закономерно-случайно, встречаемся с моим первым мужем, в глазах у нас одинаковая тоска – нет, не по молодости, а по чему-то не сбывшемуся, не сбереженному и потерянному. А ведь этому есть простое название – верность своей судьбе, а мы когда-то не сочли нужным хранить ее.


Устинова Ольга


Возврат к списку

(Голосов: 6, Рейтинг: 4.33)

 
 
 

 
Rambler's Top100