Интервью с Гарри Каролинским

Интервью с Гарри Каролинским

Весной этого года в России выходят два заключительных тома серии "Последний мирный год (1913)" Гарри Каролинского, крупнейшего писателя российского зарубежья. "Империя в зените" и "Прощание с Россией" так же как и предыдущие четыре книги посвящены событиям предшествующим Первой мировой войне. Гарри Давидович - один из самых известных радиожурналистов брежневского периода, продолжатель традиций русской классической литературы, проживающий с середины 70-х годов в Америке, любезно согласился ответить на ряд вопросов посвященных как прошлому России, так и ее будущему.
 — Гарри Давидович, какую цель вы ставите перед собой, презентуя ваши романы читателю?
 — Я, прежде всего, ставлю перед собой задачу как бы расчистить путь к исторической правде. Это важно. Почему я остановился на 1913 годе? Надо было восстановить историческую правду о России. Очень много наворочено лжи, по поводу того, какой была наша с вами страна. Она была совсем не такой, как ее представляли в учебниках, какой ее вдалбливали в головы людей. Говорили о том, что это была отсталая, затерянная, необразованная страна, в которую пришел добрый дядя Ленин и его банда большевиков, которые якобы поставили ее на ноги. Совсем все было не так. Я просматривал материалы, исследования и газеты тех лет, более современные исследования, как русские, так и на других языках. В частности, у меня на полке стоит работа французского ученого, которого правительство Франции в 1913 году направило в Россию, чтобы получить правдивый отчет о положении в стане ее союзника. И оказывается, наша страна развивалась бурными темпами. Цифры, которые я привожу в своих книгах, могут лучше всего это сказать и показать.
    1913 год - это и празднование 300-летия дома Романовых. В то время газеты писали о весне России, о чуде Николая II. И вот почему. Когда была первая попытка свержения царской власти в 1905-1907 гг., то уже считали, что Россия обречена, что царская семья уже якобы готова бежать в Англию. Но этого же не произошло! Наоборот, появились новые основные законы, которые выполнялись, появилась Дума и избирательная система. Россия стала конституционной монархией. Притом, в России не было таких понятий, как концлагеря. Это было невозможно! Без суда никто арестован быть не мог. Жизнь в стране была такой, что при Николае II население в стране ежегодно росло на шесть миллионов человек. По подсчетам Д. И. Менделеева к 1950 году в России должно было обитать около 500 миллионов человек!
— Это при прежних темпах роста.
— Да, да, при прежних. Все, что происходило в России Николая II, вело не к убыли населения, а к его росту! Все показатели благоустроенности населения росли. После правления все еще лежащий в мавзолее мумии, населении страны уже поубавилось на 30(!) миллионов, а сменивший его гений ничтожества нанес стране еще большие потери. Это же катастрофа! Какие бы политические планы не строили правители, если нет людей, то и не с кем делать политику. Да и если Сибирь и Дальний Восток не заселенЫ, то, как говорится, "свято место пусто не бывает" - Китай туда пойдет со своими миллиардами населения. Вот вам истинное и наглядное наследие советской власти! Потеря унаследованного от предков. Куда уж больше. И кому Россия обратится за помощью, когда китайцы пойдут? К Америке. Это стратегический партнер. Вот о чем надо думать, а не обвинять Америку в в том, что происходит в стране.
Катастрофа, учиненная на российской земле кучкой людей захватившей власть – явление из ряда вон выходящее! Да, мы говорим, что было татарское иго, но кто-нибудь подсчитал, сколько людей убили татары? Эти цифры бледнеют по сравнению с игом большевистским! Когда-то матери пугали своих детей словом "татарин". Мы должны пугать вовсе не им, а словом "большевик-коммунист", которое должно стать отвратительным, негативным понятием. Мне совершенно непонятно, как 20% населения могут голосовать за коммунистов, в стране, где нет семьи, которой бы так или иначе, не коснулся коммунистический террор.
— Возможно, здесь имеет место быть пропаганда, которая существовала в советское время?
— Вы правы, но, слава Богу, сколько лет прошло с момента ее свержения. И сколько молодых людей среди этих 20%.
— Хотя, именно старшее поколение, воспитанное на тех, прошлых традициях, которые, опять же, были привиты людям во многом насильно, традиции, носящие сейчас характер привычки, представляет собой львиную долю этих самых 20%.
— Я хотел бы в это верить, но мне кажется, что это не совсем так. Просто потому, что сегодня среди тех, кто голосует за коммунистов людей молодых немалое количество. Но это уже другая тема. Самое главное, что я хочу сказать, - мы прервались на этом - что этот демографический удар, нанесенный по нашей стране, он дает о себе знать до сих пор. Чего опять же, никогда бы не произошло, если бы Россия продолжала развиваться в своем темпе. Понимаете, страна как спортсмен - у нее тоже есть свой темп. И нарушив этот темп, невозможно пробежать дистанцию. Люди разные и страны разные. У каждого свой темп развития. России, возможно, понадобилось, по моим предположениям, 300 лет, чтобы дойти до того рубежа, который был достигнут к 1913 г.
— Гарри Давидович, а, сколько нам сейчас потребуется времени, чтобы выйти на подобного рода уровень по отношению к нынешним темпам развития стран первого порядка?
— Видите ли, я всегда старался держаться в стороне от современной политики. Но в этом плане я не оптимист. На основании всего того, о чем мы с вами ранее говорили и, вновь вернувшись к проблеме демографии в стране, как можно рассуждать об успешности внутренней и внешней политики? Мерило успеха человек, личность, ее благосостояние! Россия продолжает сидеть между двух стульев - мавзолеем Ленина и Иверская Божья матерь, которая стоит в 2-х шагах от него? Изувер, предписывавший расстреливать священников, и Божья Матерь. Как это может быть? Как люди могут спокойно выходить на улицу Дзержинского, зная, что он палач?
— Станция московского метрополитена "Войковская", названная в честь Петра Войкова — большевика, причастного к расстрелу царской семьи в 1918 году так же может послужить примером.
— И что же? И воз и ныне там. И как должна это воспринимать молодежь? Меня учат, что да, был вот такой дядя, да, был плохой и что? Выхожу я на улицу и вижу указатель, который говорит мне, что улица названа в честь этого самого плохого дяди, висит барельеф или мемориальная доска - что же это получается? Или выступает глава правительства в Курске и говорит, видите, при Столыпине, чего мы достигли, какой человек был Столыпин и к чему вели его реформы и так далее. Но тут нужно ставить запятую и продолжать, что если бы эти реформы удались, то, по словам Ленина, ему бы в этой России делать было бы нечего. Логическое заключение: срыть мавзолей. Но в России все еще считают, что логика не про них писана.
    Экономика, конечно, очень важна. Но не экономика определяет всю жизнь, а душа, духовный порыв. Один делает башмаки на загляденье, а у другого, что сидит рядом, ничего не получается. Один работает с душой и в этой работе он видит смысл своего существования, оставиТЬ след на земле своим трудом, а другому - наплевать. Дух определяет, душа, порыв! Любое человеческое деяние начинается с сердца. То, как вы к делу относитесь. Пока вы не прочувствуете и не решите, что вы хотите от жизни - ничего не получится. Поэтому нужно вернуться и сказать, прежде всего, честно народу сказать, что был у нас такой период в истории, кошмарный, это нужно понять и идти дальше. Пока этого не случится, ничего и не будет.
— В ходе нашей беседы, у меня возник такой вопрос: ранее, вы говорили о том, что можно провести параллели между современной Россией и Россией 1913 года - сидеть всю жизнь меж двух стульях не получится. Правильно я понимаю, что уже в ближайшее будущее можно ожидать как экономического подъема, так и восстания, повторения того исторического цикла?
— На чем строятся прогнозы на экономический подъем? На том, что цены на нефть Европе будет диктовать Россия? Но подсчеты показывают, что в ближайшие год США вновь станут экспортером нефти, а к тому же прокладывается нефтепровод в обход России, который освободит Европу от газово-нефтяного диктата Кремля.
Дело в том, ради чего нужен этот экономический подъем. Чтобы жить сытно? Мало. Это не ответ на все вопросы. Прежде всего, нужно решить, какой путь себе страна избирает? Какую цель ставит? Что люди хотят? Да, в одну реку нельзя войти дважды, это еще Гераклит сказал. Невозможно вернуться полностью к той России, которая потеряна ныне. Но очень много все–таки можно сделать. Для начала, подвести черту под тем периодом, который еще недавно был. А она до сих пор не подведена. Что касается восстания. Это ужасно. Я против восстания. Это всегда разрушение, отбрасывание назад. Но, несомненно, в стране зреет недовольство, это мне даже на расстояние, заметно. Причем недовольство не столько идеологическое, сколько из-за издевательства над здравым смыслом. К несчастью не создан механизм, который бы позволил талантливым людям проявить себя. И придти к власти, завоевав поддержку населения. Заслугой нынешних правителей было бы создание такого механизма. Вот это было бы не на словах, а на деле проявлением любви к своей земле, заботы о ее будущем. Пока такого механизма нет…Поэтому кто знает… Что посеешь, то и пожнешь.
— Гарри Давидович, а вот Америка, например. Если мы берем литературу с русскими корнями, то какая она сегодня?
— Я должен сказать, что русская Америка очень объемна, от Нью-Йорка, недалеко от которого я живу, и до Западного берега, повсюду есть русские островки. К сожалению, на развитии литературы это не сказалось. Кое-кто из современных литераторов пытался писать с оглядкой на американскую литературу, черпая из нее темы, интереса у читателей они не вызвали.
— Позволю себе отметить, что многие из классиков получили свое признание посмертно.
— Но неплохо было бы, если претендентов на это, хоть, как-то было видно сегодня. С другой стороны, наше прочтение литературы зависит от нашего взгляда на той или иной момент. Верно? То, что кажется нам правильным, таковым с ходом времени может не оказаться. Может быть так и будет, но пока ничего подобного я не вижу.
— Гарри Давидович, какие у вас планы на ближайшее будущее? Планируете ли посетить Россию вновь?
— Вот кстати сегодня мне сообщило издательство "Олма Медиа Групп" о планах по изданию этой весной последних двух томов - "Империя в зените" и "Прощание с Россией". Серия заканчивается первыми выстрелами Первой мировой войны. Это как раз последние страницы последнего тома "Прощание с Россией". Но сейчас я уже в работе над другим романом, который, в общем-то, уже вырисовывается, пусть и не до конца. Он называется "После войны". Даже и не надо, пожалуй, объяснять, чему он будет посвящен - от 1945 г. и после. Роман состоит из двух частей - одна закончится 1956 годом, а другая – 1991.
 — Новые произведения будут написаны по прежнему принципу - в романе будут пересекаться как реальные исторические персонажи, так и вымышленные герои?
— Совершенно верно. Персонажи, которых вы встречаете в "Последнем мирном годе", действуют потом в "Русском ключе", который, кстати, будет переиздан вторым изданием, уже дополненным, так же "Олмой Медиа Групп". Вот тогда и выстроится последовательность: "Последний мирный год (1913)" - шесть книг, "Русский ключ", а потом уже пойдет "После войны". Кто-то из героев уже в преклонном возрасте будет действовать в этих романах, будут дети, чьи-то внуки, вот они идут из романа в роман. Прибавляются, конечно, новые герои. Да и действие происходит не только в России, но и в Германии, Франции, США и ряде других стран. Желаю, чтобы читатели в России от изъявления своих чувств к России прошлого, перешли бы к конкретному изучению России прошлого, тогда бы они лучше поняли, что они потеряли. Вот для этого и написаны мои книги. Пусть их читают как можно больше.

Беседовал Сергей Сухов.

Возврат к списку

(Нет голосов)

 

 
  
 
Rambler's Top100