История деревни Качем. Непонятки

Во многих деревнях приходилось бывать. Везде нравы схожи, но в деревне староверов Качеме они особо выразительны.

В детстве мне было не понятно, почему в деревне все вдруг другу врут: то ли они развивают так свои мыслительные процессы, а, может, шутят так?

Вот бежит из леса Нина Ивановна.

Старики сидят на скамеечке: «А что, Нинка, груздь пошёл?»

– Нет, мужики, груздя. Сбегала в Канзавец, на Красную слудку – нет груздя!

Старики размышляют: «В Канзавце и на Красной слудке сроду груздя не бывало – надо завтра идти в лес. Значит, пошёл груздь».

Зачем Нинка обманула стариков? Ведь в деревне все друг о друге всё знают.

Приехал однажды в гости к матери Васька Никишин. Мать поставила самовар, накрыла стол. Васька посмотрел на стол: «Пойду, мама, на деревню, хармуза свежепросольного хочу». И пошел к Исаку Фёдоровичу. Исак - опытный рыбак и охотник. Никогда без рыбы не живёт. Гостя встретили, посадили за стол с самоваром. Васька посмотрел на стол: молоко, сметана, творог, грибы, баранина.

– А что, Исак, рыбки у тебя нет?

Исак заволновался.

– Нет в реке рыбы. Вот весной за сорогой ходил – угощайся. – И положил Ваське на тарелку кисленькой сорожки.

Васька невозмутимо взялся за сорогу.

Сидят за столом, степенно разговаривают. Васька задаёт следующий вопрос:

– А что, Исак, сенокос вроде закончился, чем занимаешься, чего на рыбалку не соберёшься?

Исак начал оправдываться:

– Да вот, недавно сеточку поставил в реке, несколько хариусов забежало, сейчас угощу. – И побежал в погреб.

Из погреба принёс большую тарелку рыбы. Васька невозмутимо взялся за хариуса. Похваливает:

– Хороший у тебя хариус, будто вчера посолён. А где ловил?

Исак объясняет:

– Да вот, чтобы время зря не тратить, скатался до Радима.

Сидят дальше за столом, ведут степенную беседу. Васька продолжает начатую тему:

– А что, Исак, неужто до Радима доехал и только одну сеточку поставил?

Исак опять оправдывается:

– Где одна – там и вторая.

Васька дальше дожимает:

– А над порогом ставил? В плесе ставил сети?

Исак продолжает виться:

– Да как не ставить? Уж поехал – так надо ставить. – И побежал в погреб. Из погреба принёс большое звено сёмги.

Васька продолжает допытываться:

– А от лопника на реку сеть ставил?

Исаку деваться некуда от допроса, отвечает:

– Да уж поехал, так как не поставить. – И потащил Ваську в погреб показывать добычу.

Васька посмотрел на полный ушат рыбы и похвалил Исака:

– Да, знатный ты, Исак, рыбак!

Домой Васька возвращался с гостинцами для матери.

В детстве я тоже учился врать, но за это дома крепко наказывали.

Однажды иду я с рыбалки, день был неудачным. Чтобы скрыть от посторонних плохой улов, положил на дно корзины травы, а сверху положил рыбу. Иду по деревне, слышу, на скамеечке старики обсуждают: «Вон Миколонькин с рыбалки идёт, сгибается под ношей, видимо ничего не поймал».

Ведь сколько лет прошло, а так и не могу понять – то ли они, мои любимые земляки-соседи, врут друг другу, то ли шутят, а может мыслительный процесс развивают?


Сергей Миколонькин


Возврат к списку

(Голосов: 16, Рейтинг: 4.88)

 

 
  
 
Rambler's Top100